Что нам стоит «Интернет вещей» построить

23.01.2015

«Интернет вещей» в последнее время становится все более модным трендом, как было, к примеру, в свое время с «облаками». Правда, если «облака» уже прочно вошли и в частную жизнь, и в бизнес, то «Интернет вещей», о котором говорят уже не первый год, пока обосновался в большей степени в частной жизни. До промышленного «Интернета вещей» пока еще очень далеко: причем именно Россия, по мнению экспертов, находится в самом начале пути.

Как отмечается в исследовании Accenture, посвященном этой теме, лидерами в области проникновения промышленного «Интернета вещей» являются США, Швейцария, страны Скандинавии и Нидерланды. А Россия относится к слабо развитым в этом отношении странам. Правда, справедливости ради заметим, что Россия не одна такая среди 20 ключевых экономик мира: также проблемы с развитием промышленного «Интернета вещей» испытывают Испания, Италия, Индия и Бразилия.

Причинами такого отставания России от стран с высоким уровнем развития промышленного «Интернета вещей» эксперты называют недостаточно развитую инфраструктуру, нехватку профессиональных навыков и ограниченные институциональные предпосылки, необходимые для поддержки всестороннего введения новых технологий.

«Среди основных барьеров российские участники опроса выделили, прежде всего, ограниченный доступ к инвестициям (52%), обусловленный общей экономической ситуацией, - приводит данные проведенного исследования руководитель практики «Стратегия» группы «Телекоммуникации, медиа и высокие технологии» Accenture Сергей Борисов. - Половина респондентов обратили внимание на недостаточную поддержку процесса со стороны государства. 46% участников опроса отметили недостаточную готовность ИТ- и телеком- инфраструктуры в стране, а также на отсутствие спроса на данные технологии со стороны своих клиентов и заказчиков. Опрос в целом показал, что у руководителей компаний в России есть понимание всех перспектив и потенциальных преимуществ использования «промышленного интернета вещей» в бизнесе, но в силу объективных экономических причин и уровня зрелости рынка процесс его внедрения происходит гораздо медленнее, чем в развитых экономиках».

Между тем, потенциал направления оценивается экспертами как очень высокий. Так, по данным исследования Accenture, в период нестабильности мировой экономики вклад тренда в мировое производство к 2030 году мог бы составить около $14,2 трлн.

Потенциальный результат отдельных стран тоже впечатляет. К примеру, в США к 2030 году капиталовложения в промышленный «Интернет вещей» и ожидаемый от него прирост производительности, по оценкам исследования, могли бы увеличить совокупный ВВП страны на $6,1 трлн. И это не «потолок»: если бы инвестиции в соответствующие технологии были на 50 % больше, а также удалось бы улучшить ситуацию с кадрами, сетевой инфраструктурой и т.д., к в перспективе 15 лет прирост мог бы достичь $7,1 трлн, а рост ВВП - на 2,3 % по сравнению с исходными прогнозами. Для Германии рост ВВП мог бы составить $700 млрд или 1,7 %, а для Великобритании – $531 млн или 1,8 % соответственно. Существенные преференции мог бы получить и Китай: $1,8 трлн и 1,3 % по сравнению с исходными прогнозами.

Однако несмотря на столь оптимистичные перспективы с точки зрения экспертов, сами игроки рынка считают потенциал не очевидным. Лишь 7% респондентов разработали целостную стратегию с соответствующими инвестициями в развитие промышленного «Интернета вещей», а 73% опрошенных пока не имеют конкретных планов по его использованию. 

Возможно, проблемы недооценки перспектив объясняются некоторой неосведомленностью. Хоть 57 % респондентов и считают, что с помощью нового подхода можно получить экономические выгода, всего лишь 13 % отмечают, что эту выгоду смогут получить их компании. Гораздо более понятными результатами использования тренда респонденты считают увеличение производительности труда и снижение операционных расходов.

Кстати, российские участники исследования уверены, что максимальную отдачу от промышленного «Интернета вещей» получат здравоохранение (74%), производство (56%) и энергетика (32%).

«Промышленный интернет вещей» уже используется, помогая повысить производительность и снизить затраты», — сказал Пол Догерти (Paul Daugherty), директор по технологиям Accenture. «Но его полный экономический потенциал будет достигнут только при условии, что компании станут не просто использовать цифровые технологии для повышения эффективности, а осознают жизненно важное значение информации – например, в столь важных областях, как выход на новые рынки и новые источники прибыли. Это означает радикальное изменение в подходе к бизнесу: работа с конкурентами, образование партнерств с другими отраслями, изменение организационных схем, инвестиции в новые навыки и поиск талантов».


. @Mail.ru